Русский - Yakobson-ART Gallery

Search
Go to content

Main menu:

Русский

ARTICLES
,,Еврейская палитра Аарона Якобсона,,
              Аарон Якобсон(Темур Якобашвили) - еврей и художник
Статья была опубликованна в газете ,, Новости  недели ,,  от  23.02.2012

Автор:   Александр  Фильцер- основатель подпольного Музея современного еврейского

искусства в Москве и один из создателей Музея еврейского

наследия и
Холокоста на Поклонной горе. Автор ряда книг,
в том числе: "Еврейские художники в Советском Союзе 1939-1991..

и "Современное еврейское искусство: галут - алия - Эрец Исраэль".

Сейчас он работает над книгой "Краски на палитре Творца..",
                                из которой взят публикуемый нами текст.

     Еврей это звучит гордо! Наш праотец Авраам, первый иври, который
пришел когда-то в Землю Кнаан из-за реки, переправился сюда с другого
берега. Иври - это <<пришедший с другой стороны>>. И с тех пор мы, его
потомки, всегда другие, непохожие, всегда как люди с другого берега. Это
чувствуют и окружающие нас народы, и мы сами. Я, например, живя в России,
ощущал это всегда.

     В современной Европе, как известно, отношение к евреям и Государству
Израиль неоднозначное. Можно сказать что <<от и до>>. Правда, когда в
какой-нибудь европейской стране отношение к евреям становилось однозначным,
то нам оставалось только собирать пожитки и бежать оттуда, куда глаза
глядят. Но это, как говорят упертые оптимисты, уже в прошлом, или, как
считают некоторые пессимисты - в светлом будущем. А сейчас, в конце 2011
года, на престижной европейской выставке - Биеннале современного искусства
во Флоренции, наше государство было представлено только одним художником,
репатриантом из бывшего Союза  Аароном Якобсоном(Якобашвили.) Таков был выбор
международного жюри. Поскольку в биеннале участвовало множество мастеров из
шестидесяти стран, то каждый из них мог экспонировать не более трех работ.
Следуя своим художественным и мировоззренческим принципам, Аарон
демонстрировал во Флоренции картины на еврейскую тематику: <<Праздник
Сукот>>, <<Свадьба в местечке>> и <<Свадьба с клезмерами>>. Устроители
познакомились с его картинами до открытия биеннале, и оценили их
художественную и культурную ценность. После выставки Якобсону даже
предложили провести трехмесячный международный семинар для молодых
художников в Тоскане, а куратора престижной нью-йоркской галереи
<<Амстердам Уитни интерарт>> заинтересовала возможность сотрудничества с
Якобсоном. Мне всегда бывает приятно писать об израильских художниках,
которые с каждой своей новой выставкой занимают все более почетное место в
рейтинге мирового изобразительного искусства. По этому случаю вспоминается
одна не очень давняя история. Мой знакомый, тоже художник, несколько лет
стоял в очереди, чтобы получить возможность провести выставку в "очень
престижном" тель-авивском зале. Каково же было его удивление, когда его
попросили заменить представленные им работы. Они показались куратору
слишком еврейскими! <<У нас это не модно>>, - объяснил куратор. <<В Советской
России, - в недоумении размышлял тогда мой знакомый, - я сталкивался с
откровенной дискриминацией моих еврейских работ. Но, оказалось, что и
здесь, у себя дома, я тоже не могу показать те картины, которые мне
особенно дороги!>>

     Гениальный провидец Зеев Жаботинский писал по этому поводу в начале
ХХ века: <<...мы теперь сплошь прониклись жаждой культуры, но так же сплошь
забыли о том, что надо оставаться евреями. Или, вернее не забыли, но на
половину перестали быть евреями, потому что перестали дорожить своей
еврейской сущностью... Теперешним должно быть: "Стремитесь к национальному!",
ибо стремление к общечеловеческому уже имеется...>>

     Мастерская Аарона Якобсона находится в Цфате. А Цфат, на протяжении
всего двадцатого столетия, был одним из центров нашего национального
искусства. Здесь в свое время работали крупнейшие еврейские художники:
репатриант из Румынии Реувен Рубин, (какое-то время он жил в Черновцах),
музей Р. Рубина сейчас находится в Тель-Авиве; родившийся в Одессе Ицхак
Френкель (Френель), правнук знаменитого цадика Леви-Ицхока из Бердичева,
его музей открыт в Цфате; родившийся в Кременчуге Мане-Кац, работавший то в
Хайфе, то в Париже и завещавший свои картины Музею Мане-Каца в Хайфе; Моше
Кастель, в доме которого сейчас располагается одна из галерей Цфата. В ней
выставлены произведения уже ушедши от нас мэтров, а также картины Аарона.
Музей Моше Кастеля относительно недавно был открыт в городе Маале-Адумим. В
нашей стране работает много музеев и время от времени появляются еще новые.
Когда-то в древнем Египте строили величественные здания, посвященные
местным идолам, а современная цивилизация заменила идолов на произведения
искусства, для которых мы тоже возводим величественные здания и приходим в
них поклоняться гармонии и красоте, за которыми проглядывает лик Творца.

     Цфат и сегодня остается городом притягательным для художников. Здесь
живут и работают многие репатрианты из Советского Союза: Борис Пейсаков из
Бишкека, Мила Розенфельд из Хабаровска - создатель и многолетний
руководитель <<Музея истории костюма в куклах>>, посвященного памяти детей
убитых арабскими террористами, Маша Орлович, Симон Слуцкий и Илья Соркин из
Петербурга, Роберт Розенберг из Алма-Аты, Михаил Смоленский из Москвы,
Борис Брайнин, художник-диссидент из Запорожья и еще десятки
художников-репатриантов из разных стран.

     Несколько лет назад Аарон с радостью согласился участвовать в нашем
проекте <<Еврейские художники>>, в рамках которого к тому времени уже было
издано две книги: <<Художник Цфаня-Гедалия Кипнис>> - об участнике еврейского
национально-освободительного движения в СССР, главном художнике
Белорусского и Биробиджанского еврейских театров закрытых властями в 1949
году, и <<Еврейские художники в Советском Союзе 1939-1991 из собрания Музея
современного еврейского искусства в Москве>>. Это была первая книга о
еврейском национальном искусстве в послевоенном Советском Союзе. Она была
издана при поддержке Фонда Президента Государства Израиль и других фондов.
Работы Аарона вошли уже в третью книгу серии - "Современное еврейское
искусство: галут - алия - Эрец Исраэль" изданной в Иерусалиме в 2011 году.
А сейчас в рамках этого же проекта мы с ним работаем над очередной нашей
книгой "Краски на палитре Творца", включающей произведения художников и
стихи. Будем рады, если кто-то из читающих эту статью захочет
присоединиться к нашему проекту, в котором на сегодняшний день участвует
сто тридцать художников, в основном репатриантов.

     Недавно Аарон получил приглашение от американского кинорежиссера
Ицхака Херца на открытие международного кинофестиваля в Санта-Барбаре. Там
должна состоятся премьера документального фильма <<Жизнь удивительна>> (<<Life
Is Strange>>), в который включены интервью с евреями, достигшими большого
общественного признания: президентом государства Израиль Шимоном Пересом,
Вальтером Коном, лауреатом Нобелевской премии по химии, Робертом Ауманном,
лауреатом Нобелевской премии в области экономики, а также с автором книг
для детей Ури Орлевом. Все они делятся воспоминаниями о своём детстве и
рассказывают, как оно повлияло на их будущую жизнь. В этот фильм, в
качестве иллюстраций о жизни евреев в довоенной Европе, включены картины
Аарона на темы еврейских праздников. Можно сказать, что наш художник попал
в хорошую компанию.

 
Израйльский художник Тбилисской школы

Автор:      Марк Меерович Зайчик
русский писатель.  член редколлегии газеты «Вести»
ведущим еженедельной программы на русскоязычном телеканале «Израиль плюс»


 
 
Сначала, конечно, видишь его работы, от созерцания которых почему-то щемит сердце, хочется плакать и веселиться одновременно
 
Знакомые люди, одетые в черное и белое, в шляпы и лапсердаки, в шали и платки. Родная нация, как говорится
 
арон Якобсон художник очень еврейский, очень жар¬кий какой-то, очень близкий той израильской земле и ее сути
 
Такое частное впечатление
 
Вообще, его имя Тимур Якобашвили. Как говорит сам Тимур, в Тбилисскую академию художеств он поступил с 8-й попытки Там был сумасшедший конкурс, а этот настойчивый парень, ставший рисовать после возвращения со службы в Советской армии очень хотел
 
стать художником. Очень. Цвет победил действительность, говоря иначе.
 
- Ну, конечно, папа и мама возражали, ну, какой художник, ты что, иди в Политехнический. Я пошел в Политехнический, я сын своих родителей
 
но рисовать я хотел больше и сильнее. Очень хотел стать художником и кажется стал им, не мне судить
 
Я вообще с детства все время доставал своих стариков почему это так, а не этак? Дом
 
был традтщионньпй у нас в Тбилиси Мне отвечали, потому что это так, и все. А я хотел
 
понять, что и как. Хотел узнать, что такое кашрут, и все. Никто не мог мне объяснить внятно.
 
Приехал в Израиль и первым делом посмотрелв словаре слово «кашрут». Оказалось, что это
 
«еда годная к употреблению», в смысле еврейскому употреблению. Вот это ответ. Я был доволен им
 
Израиль ответил на НЕСКОЛЬКО важных вопросов, которые жили во мне годами
 
Например, вопрос света и цвета, кардинальный для художника
 
 
Аарон Якобсон говорит с таким звуковым наполнением русские слова, чтокажется вот сейчас он запоет грузинскую балладу, в которой выскажет все,
 
о чем думает, надеется, мечтает.
 
-Вы знаете, я продал сотни своих работ. На выставке в Тбилиси местный коллекционер, самый главный в столице, скупил
 
все мои работы. В Грузии хорошо относятся к моей живописи и к темам ее. Я молюсь' каждый день, накладываю тфилин, исполняю заповеди.
 
И там в Грузии, и здесь. Моя мастерская в Цфате. Что я буду говорить об этом городе, все все знают и без меня. Еврейская мистика, религия,
 
цвет и живописная форма очень связаны между собой. Конечно, я изменился здесь, есть отличие от Тбилиси. Мое видение изменилось, хотя если
 
вдуматься, то, что можно изменить.
 
Аарон Якобсон представлял израильскую живопись на Биенале во Флоренции в 2011 году. Он был один художник из Израиля там.
 
- Как принимали ваши работы?
 
-Некоторое удивление у них было,
 
сегодняшняя Европа далека от еврейской темы в живописи. Но в принципе, приняли мои работы хорошо.
 
Призна-юсь, что меня все это не очень интере-сует, я самодостаточен.
 
Конечно, признание очень важно длх художника, но я твердо знаю, что есть вещи важнее этого
 
Расскажу вам, что я трижды в моло-дости рвал вызовы из Израиля, не хо¬тел никуда ехать. Сначала был совсем мальчиком, ребенком, в 70-е,
 
не хотел оставлять друзей по двору. Потом была армия и все такое, а позже у нас была такая группа художников, близких по духу и устремлениям
 
людей, Тбилиси вокруг, что еще надо?! Оказалось, что есть еще вещи, и очень важные. Я здесь уже много лет. Самое интересное, что я приехал
 
в Израиль раньше своих роди¬телей, которые рвались сюда столько лет. Приехал сюда и вот живу. Родители приехали за мной. Я достаточно одинок.
 
Художник вообще человек одинокий, такой род занятий. Половину недели ра¬ботаю в мастерской в Цфате, половину недели - дома в Бат-Яме.
 
Так я все себе устроил.
 
- Подождите, Арон, а что Тбилиси?
 
- В Тбилиси ко мне относятся тоже очень хорошо. Родное мне место. По-другому, чем в Израиле, но тоже родное.
 
Он многое понимает про себя, скро-мен и критичен, как й полагается худож-нику такого масштаба
 
 
Справка из Википедии.
 
Арон Якобсон (1957) получил имя в честь своего деда Аарона Якобашвили. Отслужив два года в советской армии, начал учиться живописи
 
у художника Шаивы Матуашвили, затем продолжил обучение у грузинского художника Джибсона Хундадзе. С 1986 по 1992 сту-
 
дент факультета живописи Тбилисской академии художеств. В художественных кругах столицы Грузии был известен как Тимур Якобашвили.
 
Участвует в выставках с 1982.
 
С 1989 работает в основном на еврейскую тематику.
 
Один из основателей и участников
 
группы авангардного искусства « Десятый этаж», 1986-1989. В разные годы в эту группу входило от шести до пятнадцати
 
тбилисских художников занятых поиском новых авангардных средств художественного выражения. В начале
 
своей деятельности мастерская группы размещалась на десятом этаже здания
 
Тбилисской академии художеств, а потом в помещении художественных мастерских Тбилисского драматического
 
театра им. Котэ Марджанишвили
 
 
 
На самом деле эти строки объясняют очень многое в его монологе. Вот она группа друзей Якобашвили, с которыми он рос и работал,
 
гулял и мечтал, добивался успеха и огорчался неудачам. В Израиле, по словам Арона Якобсона, он живет иначе.
 
«Повзрослел, наверное», говорит он, отмечая этот факт.
 
Он очень самостоятелен в своей жи-вописи. Судя, по его речи, он уверенно и твердо обходится со светом, линией
 
и цветом в своей работе. Якобсон привержен своему призванию и профессии совершенно, это, наверное, главное.
 
- Вы больше любите процесс написания картины или результат этой работы, Арон Шалвович?
 
- Ну, конечно процесс, о чем здесь говорить. Так все устроено, что все на-чинается со взгляда и руки и их взаимо-действия, вы понимаете меня?
 
- спросил художник.
 
- Конечно понимаю, так я и думал .
 
О вас уважаемый
 
 
Рука Арона Якобсона крепка и точна, как и должно быть. Взгляд уверен и насыщен. Перед ним много задач, кото-рые он должен решить.
 
В жизни одаренного художника бы-вают разные периоды. Одни более насыщенные работой, цветом и успехом, другие - менее насыщенные.
 
Арон Якобсон зрелый и очень сильный ма-стер живописи, который работает самостоятельно, независимо, выразительно. Он не все знает,
 
не совсем уверен в себе, хотя явно догадывается о многом.
 
Якобашвили сказал, что для него пу-теводной звездой в живописи является Рембрандт и Эль Греко, а потом фран-цузы, импрессионисты,
 
и дальше почет-ный и замечательный ряд живописных талантов, который очевиден.
 
В разговоре возникла тема еврей-ской традиции.
 
-Нет ли противоречия во взаимоот-ношениях иудаизма и вашей живописи, Арон Шanвович?
 
-Нет, конечно. Не сотвори образа и подобия для поклонения твоего, говорится. А я отображаю, жизнь, цвет, настроение местной жизни,
 
это совершенно разные вещи.
 
Я верующий человек. В Израиле со мной произошло много метаморфоз. Но... Как я соблюдал закон, так и соблюдаю его сейчас, - говорит Якобсон
 
- Нет, конечно. Не сотвори образа и подобия для поклонения твоего, говорится. А я отображаю, жизнь, цвет, настроение местной жизни,
 
это совершенно разные вещи. Я верующий человек. В Израиле со мной произошло много ме-таморфоз.
 
Но... Как я соблюдал закон, так и соблюдаю его сейчас, - говорит Якобсон.
 
Его работы находятся
 
больших и знаменитых музейных и частных кол-лекциях. Его картинам искренне восхищаются очень многие люди во многих местах мира.
 
Это не только земляки великолепного Тимура Якобашвили, но и далекие от его родных мест и родных тем разные люди. Рука его крепка и точна,
 
по прежнему. Работы его очень хороши, как и прежде. Взгляд пронзителен и беспощаден, как
 
всегда. Это Тимур Якобашвили- Якобсон, художник тбилисской школы.
 

 
Copyright 2015. All rights reserved.
Back to content | Back to main menu